Размер шрифта:
Изображения:
Цветовая схема:

И грустно, и правдиво

И грустно, и правдиво - фотография

Когда начинаешь размышлять о Тимофее Трибунцеве как об актере,то с первого раза даже не получится четко сформулировать, почему он так приковывает к себе внимание. Невысокого роста, угловатый, лишенный героических черт в классическом понимании этого слова,Трибунцев завоевывает зрителей невероятной актерской харизмой и умением «держать зал». Своим появлением на сцене он тотчас же притягивает к себе взгляд — словно между ним и зрителем натягивается тонкая серебряная нить, заставляющая жадно «хватать» все эмоции и следить за каждым движением актера. Природа этой жадности — в его исключительном внутреннем обаянии и  отточенной актерской технике.

В 2002 году артист окончил Высшее театральное училище имени М. С. Щепкина (курс Владимира Бейлиса и Виталия Иванова).  Дебютировав в том же году в спектакле Юрия Бутусова «Макбетт» по пьесе Эжена Ионеско на сцене театра «Сатирикон», Трибунцев становится постоянным участником спектаклей Бутусова, исполняя в дальнейшем роли графа Риверса, Ричарда, герцога Йорка («Ричард III», 2004), графа Кента («Король Лир», 2006), Константина Треплева («Чайка», 2011), Яго («Отелло», 2013), Андреаса Краглера («Барабаны в ночи», 2016).

В Треплеве в исполнении Тимофея Трибунцева мы видим человека, чья жизнь постепенно превращается в катастрофу. На наших глазах герой меняется, проживая за четыре сценических часа несколько лет жизни. В первом акте он восторженно бросает к ногам своей возлюбленной Нины (Агриппины Стекловой) цветочные венки, заботливо обводит ее следы на куске бумаги, постоянно целует. Он готов для своей музы на все: и написать пьесу, и соорудить театр, и дать ей главную роль. Трибунцев проводит сцену на высоких тонах, сразу задавая определенное настроение постановке. Нервный и немного нелепый, в смешном наряде, он тем не менее оставляет впечатление человека, у которого есть в жизни смысл, и этот смысл — Нина. Лишаясь ее любви, Константин ожесточается, постепенно теряя первоначальный облик. Стоя в белой окровавленной рубашке после убийства чайки, он больше походит на маньяка, для которого Нина стала навязчивой идеей. Он физически и психологически дистанцируется, почти не смотрит на нее, ведет себя грубо. После первой неудачной попытки самоубийства и без того нездоровые отношения с матерью обостряются еще сильнее. Когда она меняет ему повязку на голове, герой хватает ее за волосы и пытается утопить в своеобразной «душевой». Монолог четвертого действия играет уже не влюбленный молодой человек, а старик, с трудом передвигающий ноги. Все тяготы жизни, с которыми столкнулась Заречная, словно многократно отражаются и на нем. Но в то же время, когда Аркадина и Тригорин возвращаются спустя два года отсутствия, встречающий их Константин будто маленький ребенок, лучезарно улыбающийся, жаждущий получить подарок — чудесный кораблик. Он все так же жаждет внимания матери, но оно уже безраздельно отдано другому человеку — Тригорину.

Чем ближе к финалу, тем выше градус напряжения, отчаянности, отрешенности, на котором существует герой Трибунцева. Последняя сцена встречи с Ниной Заречной проходит без эмоциональных взрывов. Они сидят рядом и держатся за руки —  старые знакомые, встретившиеся поностальгировать по давно ушедшим временам. Непринятие со стороны матери, чьей любви он лишен, тоска по Нине, неудачная  писательская карьера становятся для Треплева полным поражением. Человек ранимый и тонко чувствующий, он не находит для себя иного выхода, чем самоубийство.Андреас Краглер в исполнении Тимофея Трибунцева из «Барабанов в ночи» на сцене Театра имени Пушкина поначалу не вызывает никаких ассоциаций с Константином Треплевым. В первых же сценах он экстатично выплясывает в белом женском платье и коричневых казаках под звуки, которые отбивает на огромном барабане, задорно задирает ноги, как в кабаре. То ли тень прошлого, то ли бельмо на глазу, которое не дает остальным героям спокойно жить. Танцуя, выкрикивая странные фразы, имитируя занятие любовью с бывшей невестой Анной Балике (Александра Урсуляк), он постоянно зримо-незримо присутствует на сцене, что неумолимо влияет на окружающих. Четыре года Краглер провел в плену в Африке и теперь возвращается туда, где раньше был его дом. Несуразный, в обносках, то и дело теряющий ботинок, перед зрителем предстает такой же покалеченный жизнью, утративший любимую человек, что и Тригорин. Сначала даже закрадывается опасение, что актер играет две роли одной и той же краской: его Краглер сперва столь же эксцентричен, как Костя в «Чайке», так же плотен его эмоциональный и физический контакт с партнершей, исполняющей роль возлюбленной. Однако уже через несколько сцен эти опасения рассеиваются, потому что в партитуре роли актера появляются новые ноты — комедийные, с ироническим подтекстом. Более смелый и решительный Краглер может вызвать хохот зала лишь взглядом и жестом, поправляющим белье, в котором при этом нет ничего пошлого. Категории мужского и женского в спектакле смешиваются, и на короткий промежуток времени герой облачается в белое свадебное платье, не прикрывающее обнаженную мужскую грудь. В одном из интервью Трибунцев упоминает, что по духу ему близка трагикомедия. Этот спектакль — отличная демонстрация дарования артиста умело соединять две этих непохожих стихии, которыми и по отдельности не всегда бывает просто овладеть. Наивысшей точкой роли становится сцена, где герой, стоящий на пороге своего отчаяния, бегает по сцене обнаженный, полностью вымазанный черной краской. «Кожа у меня, как у акулы, совсем черная». Ему удается вернуть возлюбленную, и, достигнув цели, персонаж успокаивается и идет дальше. Проходит время, на глазах разворачиваются все новые и новые исторические события, на огромном полотне зрителям демонстрируется строительство Берлинской стены. Краглер становится обычным клерком, проводящим вечера перед телевизором в компании жены и собаки. Но ведь его конечной целью и была огромная белая постель и свежая рубашка?

Роль Дон Жуана, казалось бы, совсем не подходит Трибунцеву ни по внешним данным, ни по темпераменту, но в постановке Егора Перегудова он выглядит более чем гармонично. Жанр спектакля обозначен как «неистовая комедия» — так же можно описать и игру каждого актера. Таков и Дон Жуан Трибунцева, герой-любовник, буквально «магнит» для женщин, находящийся в вечном споре с загадочным Небом, которое то и дело пытается швырнуть на его голову тяжелый предмет. Его первое появление более чем эффектно: он вырывается из-под земли, одетый в несуразную шубу и майку-«алкоголичку», больше похожий на обитателя средней полосы России, чем на героя комедии Мольера. Его персонаж комичен, но при этом в нем скрыто демоническое начало, отсылающее нас к гоголевским чертям. В течение спектакля он умирает несколько раз. Одна из сцен «смерти» особенно примечательна, потому что после удара клинком в сердце герой еще несколько минут корчится в абсурдных муках, выполняя кульбиты на надувном матрасе, чем весьма утомляет остальных персонажей. И каждый раз, стоит только Сганарелю — Райкину упомянуть о своем жалованье, персонаж Трибунцева чудесным образом воскресает как ни в чем не бывало. Разложившаяся мораль этого человека, который не верит ни во что, кроме того, что дважды два четыре, не убавляет ему обаятельности. Наоборот, такому Дон Жуану хочется сочувствовать. Он предстает то сыном олигарха, погрязшим в пороках и появляющимся перед отцом в женском платье с пайетками, то демоном, то просто запутавшимся человеком, который ищет правду своим собственным путем. Все это — он, внутренне всегда равнявшийся на Александра Македонского, что показывает размах его мысли. Но о поступках и Дон Жуана, и Александра Македонского можно судить с диаметрально разных точек зрения. Герой до конца не понимает, где он не прав. Свою судьбу он принимает на удивление спокойно, дружественно протягивая руку Командору с фразой: «Веди меня в другие миры». Однако если Дон Жуан в исполнении Трибунцева тянет Командора наверх, тот, наоборот, увлекает его вниз, в глубину, по винтовой лестнице между небом и землей. Поначалу Дон Жуан сопротивляется, но в конце концов шагает за Каменным гостем с детской сияющей улыбкой на лице.

Органический синтез трагического и комического, умение заражать зал, обаятельная угловатость, наивность, умение смотреть на вещи глазами неиспорченного ребенка — только малая часть качеств актера Трибунцева. Помимо успешной театральной карьеры он много снимается. Его герои охвачены неврастенией и эксцентричны, но при этом привлекательны. Квинтэссенцией его актерского амплуа можно назвать вызывающий улыбку и жалость короткометражный фильм Жоры Крыжовникова «Проклятие» про актера-неудачника из глубинки, который пытается получить роль на кинопробах. Закончить хочется цитатой из комментария к вышеназванному фильму на YouTube: «Прелесть какая. И грустно и правдиво».

Оригинал

28.09.22

Спектакли

Актеры

Записи отсутствуют