Размер шрифта:
Изображения:
Цветовая схема:

Страх диалога

Страх диалога - фотография

Выбрав жанром спектакля «осенний рассказ», студент выпускного курса Сергея Женовача в ГИТИСе Александр Локтионов делает главной прощальную интонацию. Неслучайно начинается действие со вступительных слов Гурова (Павел Алексеев) о том, как Анна Сергеев на (Антонина Рыбаловлева) уезжает из Ялты. Дуэтная история, в которой много говорится о других людях, а зрители в какой-то момент становятся смешными обывателями-отдыхающими, – столкновение и конфликт, обнажающие внутренние противоречия каждого.

Герои поначалу спорят, пытаясь уколоть друг друга побольнее, и постепенно становится ясно, что причина тому – в непреодоленных внутренних конфликтах, как это чаще всего и бывает. Вполне чеховская тема: страх любви, страх искренности, страх диалога. И чувства, которые приходят не вовремя. (А бывает ли вовремя?) Но это и современная история, и в простом и невероятно красивом пространстве (художник – Филипп Шейн, художник по свету – Иван Васецкий), помимо ярких осенних листьев, основной декорацией становятся металлические вокзальные скамьи, а кирпичные стены Центрального Дома актера им. Яблочкиной, где играют спектакль, не прячутся, тоже превращаясь в сценографию. Вся команда спектакля – молодые люди, и акцент здесь на разнице мировоззрений, а не поколений или социального положения. Отчасти на разнице опыта, которая отражается во множестве цитат, и текстовых чеховских, и театральных: от Крымова и Бутусова до Някрошюса (вместо дочки Гуров говорит с Анной Сергеевной, босыми ногами вдоль всей сцены продвигающей кусок льда) и Фоменко – аудиофрагмент «Трех сестер» заменяет спектакль, на который приходят герои. Но требуется огромное мужество, чтобы перестать отвечать на каждое слово оперной арией, шуткой, занимательным историческим фактом. Чтобы рассказать о том, как учительница по фортепиано била палкой по заледеневшим непослушным пальцам. Показаться некрасивым, уязвимым, слабым, признаться в этом – и так, только так, создать нечто живое. В спектакле живое появится буквально – в самом-самом финале выбежит к героям настоящая собачка. Вместо веры в новое будущее (про нее не говорится). И этот финал окажется не «милым», а в лучшем смысле трогательным и печальным. И очень похожим на то новое режиссерское поколение, к которому принадлежит Александр Локтионов.

Оригинал

Фото: Александр Иванишин


28.09.22

Спектакли

Актеры

Записи отсутствуют