Размер шрифта:
Изображения:
Цветовая схема:

Событие похлеще премьер многих взрослых режиссёров.

Событие похлеще премьер многих взрослых режиссёров. - фотография

Наблюдение за успехами студентов ГИТИСа с курса Сергея Женовача уже превратилось в настоящий аттракцион. Ребята заявляют о себе то тут, то там, и каждый новый спектакль для театральной тусовки — событие похлеще премьер многих взрослых режиссёров. Так Александр Локтионов выпустил в Театр «Сатирикон» имени Аркадия Райкина свою версию чеховской «Дамы с собачкой». Это выглядит как вызов, потому что ранее его однокурсник Гоша Мнацаканов на тему того же рассказа выдал в ШДИ «Собаку с дамочкой» и навертел на скелет этого рассказа сорок тулупов ассоциаций и отсылок.

У Локтионова в этом смысле вышла чуть более классическая вещица, хотя и тут от Чехова остались только рожки, ножки и генеральная сюжетная линия. В деталях с Антон Палычем разошлись. Гуров и Анна Сергеевна в Ялте только на словах. А на деле — это вокзал для двоих. Герои Павла Алексеева и Антонины Рыбаловлевой (оба учились в школе Райкина в разные годы) существуют в какой-то вечной осени и ожидании настоящей жизни. Листва, скамейки, меланхолия.

Текст чеховского рассказа присвоен героями и разбит на реплики от первого лица. ДмиДмитрич и Анна Сергеевна лишь изредка начинают говорить о себе, словно со стороны. В остальном диалоги наполнены новыми живыми текстами. По большей части авторскими. Хотя легко угадываются и цитаты из «Трёх сестёр». Тем более, что момент расставания Гурова и Анны Сергеевны происходит под аудиофрагмент прощания Вершинина и Маши то ли из советского фильма, то ли из спектакля.

Несмотря на то, что общий тон постановки достаточно лиричный, артистам было что играть и сделали они это мастерски, безо всяких скидок на недавнее студенческое прошлое. За час с небольшим они любили, боялись, бунтарствовали, веселились и грустили. Анна Сергеевна, как женщина, которую зовут по имени-фамилии, вполне соответствовала придуманному самой собой образу училки, которая, поставив нового ученика на место и всё всем доказав, сама бросается в объятия безрассудной страсти.

Гуров под чутким руководством режиссёра обнаруживает в своей биографии увлечение оперой, остроумие, самоиронию, энцеклопедические знания и склонность прикладываться к фляжке — типичный интеллигентский набор. А ещё - неожиданное желание волочиться, как собачка, за существом «низшей расы» - так герой идентифицирует женщин. Очень трогательным получился момент разговора Гурова с дочерью. Простые вопросы ребёнка про природные явления ранят героя, как если бы его в лоб спросили про существование любовницы. Антонина, которая и озвучила слова девочки, физически в этот момент босыми ногами двигала перед собой большой кусок льда — как неприятные холодные вопросы для женщины, у которой есть муж, и мужчины, у которого есть жена.

В отличие от постановки Гоши Мнацаканова, где большую часть сценического время занимает собака Анны Сергеевны, а вернее, пёс самого Чехова Бром Исаевич, у Александра Локтионова, казалось, дама будет без довеска. Но в финале, который прозвучал совсем нечеховским хэппи эндом, настоящая собачка пронеслась через всю сцену к героям, зажатым в углу. И счастье снова стало неиллюзорным. Как будет дальше — неизвестно, но сейчас они есть друг у друга.

Оригинал.

28.09.22

Спектакли

Актеры

Записи отсутствуют