Размер шрифта:
Изображения:
Цветовая схема:

Вся прелесть любви – в переменах. «Дон Жуан» в «Сатириконе».

Вся прелесть любви – в переменах. «Дон Жуан» в «Сатириконе». - фотография

Современный зритель настолько пресыщен многообразием театрального контента, что нужно быть довольно смелым режиссером, чтобы «замахнуться» на драматургию высшей пробы, которую на мировых сценах играли уже тысячу раз. Молодой режиссер-постановщик Егор Перегудов замахнулся. И не на кого-нибудь – на Мольера.

На сцене московского театра «Сатирикон» он поставил бессмертный шедевр французского комедиографа «Дон Жуан, или Каменный гость».

«Дон Жуан» Мольера – история, основанная на популярном в ХVII веке сюжете о севильском распутнике и известная настолько, что даже имя ее главного героя стало синонимом слова «бабник». По жанру пьеса тяготеет к трагикомедии; несмотря на весь юмор, в основе своей она затрагивает философские вопросы нравственности, веры, добра и зла. В пьесе много действующих лиц, на фоне которых разыгрываются две главные линии: Дон Жуана, как носителя порока, и Сганареля, как его обличителя.

По сюжету, циник и ловелас Дон Жуан оставляет молодую жену, до этого похищенную из стен монастырской обители, и в сопровождении своего слуги Сганареля устремляется в погоню за новой любовью. Объект его страсти по стечению обстоятельств живет в городе, где за полгода до этого на дуэли Дон Жуан убивает Командора, чью жену он соблазнил. Вслед за ним отправляется брошенная жена Донья Эльвира, желающая объясниться, и ее братья Дон Карлос и Дон Алонзо, желающие отомстить за обесчещенную сестру.

Создатели спектакля во главе с Егором Перегудовым ставили задачу, не переписывая пьесу ХVII века и не внося новые смыслы, приблизить драматургию к современности. Используя текст Мольера как канву для импровизации, они наполнили комедию реалиями, понятными зрителю ХХI века.

В постановке Перегудова Дон Жуана играет Тимофей Трибунцев. Трибунцев, актер феноменального обаяния, на роль классического «донжуана» с его неотразимым лоском и манерами не тянет совсем – невзрачный, щуплый, откровенно смешной. Но этим выбором режиссер, отошедший от шаблона, как раз решает свои задачи. Зритель узнает в нем донжуана нашего времени – пошлого, поверхностного и избалованного сынка, все недостатки которого щедро покрываются деньгами высокопоставленного родителя.

Роль Сганареля, мудрого и рассудительного слуги, досталась мэтру театральной сцены Константину Райкину. Лучшего выбора режиссер «неистовой комедии», как он сам ее определяет, и сделать не мог. Константин Аркадьевич в этой роли – неистово смешной и трагичный.

Дон Жуан Трибунцева и Сганарель Райкина неразделимы, как черное и белое. Главная цель Дон Жуана – не столько покорить очередную непростую высоту, как происходит с Ангеликой, дочерью убитого им Командора, сколько проверить «небеса» на прочность. Он с вызовом ищет предел терпения высших сил. Главная цель Сганареля – возможно, единственного, кто еще верит во что-то светлое в Дон Жуане, – убедить его в существовании вселенской справедливости, уберечь от неминуемого ада. Их бесконечный эмоциональный спор – прекрасен.

То, как гармонично на одной сцене уживаются два таких мощных и таких разных актерских обаяния, можно считать главной победой режиссера. Это понимают и зрители, и сами актеры, которые на поклонах шутливо целуют друга друга в губы.

Донья Эльвира, лирическая героиня у Мольера, у Перегудова превращается в истеричную, гротескную клоунессу. Роскошные рыжие волосы Агриппины Стекловой, исполняющей эту роль, как языки пламени мечутся по сцене, отражая любовную агонию героини.

Всех братьев Доньи Эльвиры одновременно в спектакле играет Антон Кузнецов. Режиссер сделал актера похожим на типичного хипстера. Превращение манерного, писклявого Дона Карлоса в маскулинного, бешено рычащего Дона Алонзо, ломающее тело и мимику актера, вызывает очень живую реакцию публики.

Рыбаки и крестьяне в спектакле Перегудова гипертрофированно окают. Возможно, так режиссер хотел показать разницу между сословиями и усилить комический эффект. Он особенно очевиден, когда поморский говорок слышен из уст рыбака Пьетро, которого играет темнокожий актер Григорий Сиятвинда.

Важная роль отведена сценографии и костюмам. За обе позиции в спектакле отвечал Владимир Арефьев.

В центре сцены он выстроил мрачную черную башню с вращающейся винтовой лестницей. Она, как ось, пронизывает все действие пьесы. Читается аналогия с Вавилонской башней, строители которой были наказаны за свою гордыню. Так же, как будет наказан за нее и Дон Жуан. Недаром сцена вокруг башни напоминает пепелище с беспорядочными обломками.

Поэкспериментировал Арефьев и с костюмами. Константин Райкин ходит в летном комбинезоне с подшлемником. Отец Дон Жуана, Дон Луис, носит алый пиджак, наподобие тех, что носили новые русские в 1990-х. Многочисленные девушки, которых соблазняет герой, одеты одинаково, чтобы подчеркнуть, насколько безликой массой для него они являются. Рыбаки и крестьяне – в узнаваемых кричаще-оранжевых робах. Сам Дон Жуан то в модной плюшевой шубе на майку-алкоголичку («мне все равно, что вы обо мне думаете»), то в блестящем платье из пайеток – маскарад для похищения новой невесты.

Подыграл коллегам и композитор Сергей Филиппов. Его музыкально-звуковое сопровождение можно назвать безупречным.

В спектакле очень чувствуется любовь режиссера к эпатажу и эффектам. Обнаженное женское тело. Массовые драки в слоу-мо. Падающие с неба рыбины, кирпичи и даже диван. Живые белые голуби – пожалуй, самый впечатляющий из приемов. Не обошлось без мата. Хотя без него вполне можно было обойтись.

Трудно сказать, был бы в восторге Мольер – но судя по тому, что в ходе трехчасового спектакля никто не покинул зал, режиссерская интерпретация «попала» в зрителя.

Сейчас спектакль "Дон Жуан" идет на сцене "Планеты КВН".

Издательство: Театр Афиша Автор: Ксения Соболь 04.10.22

Спектакли